Главная / главное / Врач-анестезиолог Лесосибирской межрайонной больницы рассказывает о реалиях пандемии

Врач-анестезиолог Лесосибирской межрайонной больницы рассказывает о реалиях пандемии

Светлана Юрьевна Гусельникова – анестезиолог-реаниматолог Лесосибирской межрайонной больницы, врач высшей категории со стажем в 32 года. Светлана Юрьевна стала одной из первых, кто лечил пациентов с новой коронавирусной инфекцией в Лесосибирске. Об этой болезни и о жизни в госпитале она рассказала нашей газете.

«Это твоя работа. Тебя этому учили»

Когда стали появляться первые случаи коронавируса в России, все понимали, что к нам инфекция тоже придет и кому-то нужно будет с этим работать. В нашем отделении подобралось несколько возможных кандидатов, в том числе и я. Когда тяжесть состояния пациентов потребовала участия в лечении врача-реаниматолога, главный врач пригласил меня в свой кабинет и попросил: «Светлана Юрьевна, надо туда пойти». Надо – значит надо. Страшно не было. Было тревожно, но не за себя. У меня возрастной отец. Как он будет тут, пока я там? Но папа поддержал мое решение: «Это твоя работа. Тебя этому учили. Просто будь аккуратна».

Первые

Первый мой заход в госпиталь был на две недели. Тогда пациенты находились в инфекционном отделении в Новоенисейске. Их было немного, но состояние у людей могло ухудшаться очень быстро.

Болезнь пришла в Красноярский край позже. С ней уже работали наши ученые, доктора Санкт-Петербурга и Москвы. Мы слушали много вебинаров, читали, изучали рекомендации Минздрава. Тем не менее, знаний для борьбы с инфекцией было недостаточно. Даже сейчас нет универсального лечения. Сама эта болезнь очень коварна. Препараты тяжелые. Организм людей по-разному реагирует на лечение. Общепринятым считается, что инфекция приводит к разрушению зараженных клеток. Происходит выброс клеточного содержимого, который активирует иммунный ответ. Иногда он оказывается избыточным и сопровождается так называемым «цитотиновым штормом», что ведет к повышению свертываемости крови и тромбозу мелких сосудов. А это еще больше усугубляет ситуацию. Жизнеугрожающими осложнениями инфекции COVID-19 является вирусная пневмония, септический шок, недостаточность различных органов и систем. В том числе нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта, почек, кожных проявлений. Но чаще всего мы видим развитие тяжелой вирусно-бактериальной пневмонии, зачастую с двусторонним поражением. В результате чего легкие не справляются с функциями вентиляции и газообмена. Поэтому основа лечения – респираторная поддержка. Она зависит от тяжести состояния пациента и  степени выраженности дыхательной недостаточности.

Лечение мы проводили в соответствии с рекомендациями Минздрава России и федерации анестезиологов-реаниматологов, а также с использованием международного опыта при строгом соблюдении противоэпидемиологических мероприятий. Очень полезными были видеоселекторы с краевыми специалистами, которые проводили консультации и коррекцию лечения тяжелых больных.

Не могу обойти стороной и факторы риска этой болезни. Об этом должен знать каждый. Наличие сердечно-сосудистых заболеваний, перенесенные инфаркты и  инсульты, гипертоническая болезнь, нарушение сердечного ритма, диабет, высокий индекс массы тела, онкология с курсами, астма и другие легочные заболевания – все это снижает иммунитет и усугубляет последствия новой коронавирусной инфекции.

За две недели получилось стабилизировать наших больных, и мы вышли из госпиталя.

Потом началась Еруда

Эпидемическая ситуация в крае ухудшилась, появилось много больных. Все понимали, что их количество будет только расти. Поэтому под инфекционный госпиталь отдали практически всю больницу в южной части города. Второй этаж был зоной отдыха для медицинского персонала, а с третьего по пятый – сам госпиталь. Трудовые вахты длились по две недели. В госпитале работали врачи-инфекционисты, анестезиологи-реаниматологи, медицинские сестры, санитары. Прежде чем в него войти, переодевались в шлюзовой камере. Рабочие смены длились по 6 часов, и через 12–18 часов снова смена. Были моменты, когда в реанимации приходилось работать и через 9 часов. А это вновь респираторы, очки, костюмы. Врачи поднимались к пациентам по мере необходимости, независимо от времени суток. Сложнее всего мне было привыкнуть к тому, что поверх моих очков необходимо надевать очки защиты. Это неудобно, непривычно. Однажды, одеваясь, взглянула на себя в зеркало, стало грустно и обидно: я даже не предполагала, что подобное может случиться на самом деле!

«Мы пытались быть услышанными, и у нас получалось»

Пациенты были разные. С разным настроем, с разным отношением к болезни. Кто-то вообще отрицал существование инфекции, кто-то панически ее боялся. Приходилось с ними разговаривать, договариваться, убеждать. Это был единственный путь. Объясняли, что сейчас мы в одной упряжке и нам нужно тянуть ее в одну сторону. Мы пытались быть услышанными, и у нас получалось.

Из-за гипоксии во время болезни страдают функции мозга, обостряются хронические заболевания. Люди страдают, и, конечно, поведение их меняется. Страх перед тем, что ты просто не можешь дышать, как раньше, сеял в людях панику. И когда им становилось легче, было приятно видеть благодарность в глазах, их улыбки, понимать, что на смену отчаянию пришла надежда.

В госпитале лечилась доктор из Каргино, она до сих пор нам звонит: «Я так вам благодарна. Вам и вашим девочкам». А еще был один пациент – молодой парень. После выздоровления он пришел работать в госпиталь. Просто потому, что захотел помогать.

Медицинское братство

Жизнь продолжалась. В госпитале для нас были созданы хорошие условия. Душевые, столовая, бытовые вещи – все это было, мы не чувствовали себя обделенными. Моей смене и с погодой повезло – на улице не жарко. Когда ты упакован в костюм, это очень важно.

А еще мы все очень сдружились. Вторая моя вахта была долгой, целый месяц. Перенести это было несложно, потому что мы стали эдаким братством. Заботились друг о друге, поддерживали, отмечали дни рождения. Теперь это наша общая история.

Я очень благодарна и тем своим коллегам, которые были по ту сторону госпиталя и находились с нами на связи, помогали советами в любое время суток.

«Будет нужно – я снова пойду»

Сейчас количество больных с тяжелой формой инфекции заметно уменьшилось. Госпиталь вновь переведен в инфекционное отделение. В больницу возвращается прежняя жизнь. А я на двухнедельном карантине. Совсем скоро он закончится, и я вернусь к своей прежней работе в отделении.

Вторая волна коронавирусной инфекции, конечно, не исключатся. Инфекция никуда не делась. Призываю всех горожан соблюдать меры безопасности, носить маски в людных местах, проводить санитарную обработку, беречь себя и своих близких. Ну, а если будет нужно – я снова пойду лечить людей от коронавирусной инфекции. Это моя работа.

Беседовала Кристина УГОЛЬНОВА