Главная / новости / Воспоминания жительницы Лесосибирска о 72-х земляках, отдавших жизни свои за Победу

Воспоминания жительницы Лесосибирска о 72-х земляках, отдавших жизни свои за Победу

Красивая горная река Урюп Шарыповского района, впадающая в Чулым, служит границей между Красноярским краем и Кемеровской областью. На правой стороне Урюпа – д. Новокурск Красноярского края, а на левом – бывшая д. Марьевка Кемеровской области.  В Марьевке своей школы не было, и дети учились в Новокурской. Зимой переходили реку по льду, а летом перевозили их на лодке. Моста между двумя деревнями никогда не было, правда, давно когда-то существовал паром.

Новокурск в начале XX столетия был крупным населенным пунктом, в котором насчитывалось свыше тысячи жителей. Теперь возле клуба стоит скромный обелиск, на нем 72 фамилии погибших в годы Великой Отечественной войны; и среди них – Григорий Фомич Величко, мой родной дядя по отцу. Я никогда его не видела живым, так как родилась уже после войны. Но у бабушки Степаниды Игнатьевны в избе на почетном месте всегда висел его портрет: красивый, в офицерской фуражке, с просветленным лицом (я заметила, что такие лица на военных фотографиях были у всех, кто воевал, кто погиб, кто пропал без вести). В 1938 году Григория взяли в ряды Красной Армии, служил он на Дальнем Востоке.

Осенью 1941 года должен был Гриша вернуться домой, где ждали его мать, отец, братья и сестры. Но началась самая страшная, самая жестокая война, которую знало человечество. С воинским эшелоном с Дальнего Востока мой дядя отправляется на фронт. Путь лежал через станцию Итат Кемеровской области, что находилась примерно в 30 км от такой близкой деревни Марьевка, а от нее, через реку Урюп, рукой подать до Новокурска.

На станции Итат эшелон должен был стоять сутки. И начальник военного эшелона под честное слово отпустил солдата домой. Места были знакомые, и Григорий, как на крыльях, полетел в родную деревню! Надо ли говорить, что «полетел» – слишком преувеличено, так как пешком предстояло пройти, пробежать, если повезет – на попутных около 30 км. Радость от предстоящей встречи с родными была так велика, что он шел и бежал, ног под собой не чуя.

И вот уже берег Урюпа, любимой реки. Одна беда – Григорий не умел плавать. Это тоже естественно для тех, кто вырос на горной реке с холоднющей, обжигающей кожу водой, с омутами и горными перекатами. Выручили жители Марьевки – перевезли моего дядю на лодке на другой берег.

Степанида Игнатьевна обомлела, увидев дорогого сына на пороге избы. По счастью, дома был и отец. Как они обнимались! Усадили Гришу за стол, накормили тем, что в доме нашлось, и на этом встреча закончилась.

Мать плакала, неотрывно сквозь слезы глядя на сына; отец Фома Кузьмич стал быстро запрягать лошадь (он работал углежогом в тайге, и лошадь всегда была в его распоряжении). Отвез Фома Кузьмич моего дядю к берегу Урюпа, в мелком месте через бурный поток помог переправиться на телеге на левый берег, и они снова крепко обнялись, как оказалось, в последний раз. Можно только догадываться, чем стала эта встреча для Григория, какие силы придала, как помогала на фронте! В воинский эшелон солдат вернулся вовремя. Не всех родных дядя увидел во время этой встречи, но память о ней передавалась среди всех наших родных и близких.

Григорий Фомич Величко погиб 3 марта 1944 года; он был старшим сержантом, командиром минометного расчета, погиб на Карельском фронте, сражаясь в составе 19 армии 21 стрелковой дивизии. Несколько лет назад моя семья из Интернета по документам МО РФ «Мемориал» узнала, что мой дядя похоронен в братской могиле с. Алакуртти Кандалакшского района Мурманской области. Мы написали письмо в адрес совета ветеранов этого села с просьбой сообщить, есть ли точные данные, в какой конкретно братской могиле он похоронен?

Очень быстро мы получили ответ, частично его цитирую: «… сообщаем, что ваш дядя Величко Григорий Фомич действительно похоронен в одной из братских могил в районе села  Алакуртти… находятся более 10 братских захоронений советских воинов, погибших в годы Советско-Финской войны 1939–1940 гг. и Великой Ответственной войны 1941–1945 гг. К сожалению, фамилии вашего дяди Величко Григория Фомича на памятных плитах братских захоронений нет. Вокруг села находится множество труднопроходимых болот и сопок, где находились позиции наших частей. К некоторым братским могилам можно добраться только пешком, пройдя десятки километров по тайге. А время неумолимо стирает следы войны…»

Мы знаем, что в одной братской могиле (а ее координаты указаны на старой карте 1936 г., квартал захоронения 4493) вместе с ним похоронены десятки солдат и офицеров. Все они из разных краев и областей, – вот уж поистине братская могила. У них одна дата смерти: 3 марта 1944 г. Это: Константинов – Красноярский край; Филиппов – Московская область; Черников – Орловская область; Журавлев – Омская область; Турков – Новосибирская; Афанасьев – Иркутская; Аккудинов – Иркутская; Овчинников – Москва. Они были наводчиками, минометчиками, пулеметчиками, санитарами. Фашисты в 1944 году, предчувствуя свою погибель, дрались ожесточенно и упорно; одни из самых тяжелых боев проходили на Карельском фронте.

Новокурск был старинным патриархальным селом; семьи были в основном многодетные. По рассказам моей мамы, если за стол садились 22 человека, – это считалось нормой. В нем практически все были между собой близкими или дальними родственниками. Нередко на фронт уходили целыми семьями: отец и сыновья. Невозможно было слушать рассказ моей мамы об одной жительнице Новокурска, в памяти осталась ее фамилия, – Сбитнева. Пятерых сыновей она проводила на фронт; за годы войны на четверых получила похоронки. В день Победы, 9 мая 1945 года, в селе в клубе состоялся митинг. Сбитнева сказала: «Слава богу, хоть пятый остался живой!» А когда вернулись с митинга домой, ее ждала похоронка на пятого сына. Она потеряла сознание, и плачущие женщины отливали ее водой.

72 моих земляка, а правильнее было бы сказать, моих родственника, отдали свои жизни, защищая Родину. В нашей семье об этом помнят всегда. Инициатором установки обелиска погибшим в Великую Отечественную войну односельчанам был мой отец – Величко Василий Фомич.

Зоя ДОРОГОВА