Главная / новости / Воспоминания лесосибирского ветерана Великой Отечественной войны

Воспоминания лесосибирского ветерана Великой Отечественной войны

11 марта Петрову Федору Арсентьевичу, простому советскому солдату, бойцу и труженику военных дорог и полей, исполнилось бы 95 лет. Он имеет боевые и трудовые награды. Вот его воспоминания о войне, победу советского народа в которой мы будем праздновать уже без Федора Арсентьевича и многих других участников тех страшных ратных лет.

Воспоминания

22 июня 1941 года. Великая Отечественная война. Наступил август. Немецкие войска рвутся к Днепру. Я работал на строительстве автодороги Запорожье–Мелитополь. Не стало специалистов. Через несколько дней всех рабочих собрали на митинг, где объявили о приостановке дорожных работ. На подводах мы уезжали по своим селам.

И вот я дома. А утром следующего дня во дворе появился бригадир, который вручил мне повестку – быть готовым к поездке на строительство оборонительных укреплений. На следующий день нас увозили к Днепру, где начиналась стройка оборонительного рубежа. Нашему Михайловскому району попал участок около села Белозерка. Юноши и девушки целыми днями сначала копали узкие и длинные извилистые траншеи, в которых спасались от немецких самолетов. Затем копали длинные и глубокие противотанковые рвы, глубина была 3 метра 50 сантиметров, ширина 10 метров.

Однажды утром немного западнее нашей стройки прогремел мощный взрыв, потом другой. Это начали сносить село Белозерку. Нас перевозили на новую стройку рубежа. А на западе, где совсем недавно кипела работа, ночами стояло багровое зарево войны. Днем и ночью тянулись на восток колонны раненых солдат и беженцев. А с востока все шли и шли наши войска навстречу смерти и жизни.

Я опять дома. На следующий день меня вызвали в сельсовет. Со мной шли еще несколько пожилых мужчин. Председатель сельсовета объяснил нам задачу: мы должны угонять колхозный скот на восток. Скот мы сдали в грузовой железнодорожный состав. С трудом добрался до Сталино-Донецка, где жил мой дед. В скитаниях прошел почти год. Освободили Сталинград, потом Луганск и, наконец, Донецк. В Донецке создавали отряды «Ястребков», где проходили строевую подготовку, там я вступил в Красную Армию.

Осенью 1943 года началась битва за Днепр. При взятии Каховки я был ранен и направлен в госпиталь в Токмак. Мой отец тоже был на фронте под Каховкой, в армейской разведке, а я – в роте пулеметчиков. Узнав от друзей-разведчиков о моем отъезде, отец успел прибежать до отхода машин. Тогда я не знал, что это последняя встреча отца с сыном. Подлечившись, я пошел в военкомат. Вечером несколько машин с новобранцами отправились на станцию Бурчак, в вагонах-теплушках довезли до станции Красноармейская.

Разместили нас в уцелевших домах. Эту местность называли поселком Сарептой. На учениях занимались стрельбами, маскировкой, рукопашным боевым искусством, изучением советского оружия. Недели через две нас одели в новую зеленую военную форму, на ноги – ботинки. А через день наш полк построили на площади. Здесь мы приняли боевую присягу у Красного Знамени. Под звуки «Прощания славянки» полк двинулся к вокзалу.

Проехали Днепропетровск. Остановка. Построение. Мне вручили пулемет. Выдали боеприпасы и паек НЗ. Шли рядом с железной дорогой. Подошли к небольшому мосту. Мы увидели идущих навстречу по всему полю советских солдат, усталых, грязных. Это была замена какой-то истрепанной в боях, сильно поредевшей воинской части.

Несколько минут – и мы на переднем крае обороны. Полк располагался в поле. Недалеко – станция Лошкаревка. Немецкая артиллерия так обрабатывала поле, что местами загоралась зеленая поросль. До самого вечера шел неравный бой. Подошли войска нашей дивизии, и артиллерия с флангов быстро успокоила немцев. Войска восьмой Гвардейской армии двигались на юго-запад.

На пути появилась небольшая, мелководная, в сотню метров шириной, речушка Каменка. Команда – «перебраться, кто как может». Я быстро разделся, связал обмоткой всю свою одежду, опустил сошки пулемета, чтобы надежнее укрепить одежду на конце ствола. Зашел в ледяную воду, держа одежду, как на вилах сено. Прикладом пулемета я дробил и раздвигал тонкий лед, чтобы не порезать голое тело. Эта сотня метров до противоположного берега казалась бесконечной.

Вышел на берег, оделся. Откуда ни возьмись, появился командир полка и несколько офицеров. Все были сухие. Я не знаю, как они попали на этот берег. Ротный скомандовал: «Смирно!» Увидев меня, уже одетого и сухого, командир полка спросил мою фамилию. Потом, повернувшись, что-то сказал сопровождавшему его майору. Майор снял свой кожаный планшет, тут же написал удостоверение и вручил мне медаль «За боевые заслуги», поздравил и пошли дальше.

Войска восьмой Гвардейской армии, преследуя отступающие части немецкой армии, подходили к укрепленным подступам большой узловой станций Апостолово. Война продолжалась.

Вместо эпилога

Случайно я познакомилась с советом ветеранов пятого микрорайона. Его председатель, Пухов Николай Васильевич, попросил помочь в работе по патриотическому воспитанию молодежи. Вскоре я стала членом совета ветеранов, и уже седьмой год выполняю это поручение. Большую помощь в патриотическом и нравственном воспитании школьников оказывает Петров Федор Арсентьевич, который четыре года был председателем ревизионной комиссии и выполнял на добровольных началах все работы столяра и плотника. По собственной инициативе он ежедневно появлялся в клубе ветеранов еще до десяти часов утра проверить, все ли в порядке, находил что-то подколотить, подправить, очень болел за престиж клуба ветеранов, чтобы пенсионеры с удовольствием сюда приходили. Восхищались его добротой, отзывчивостью: кому-то делает ящики для рассады, кому-то вешалку для одежды, кроватку для куклы. Едет в другой микрорайон подстрогать не закрывающуюся дверь, отремонтировать табуретки – и все за «так».

Давно предлагали уважаемому ветерану написать воспоминания фронтовика, но Федор Арсентьевич отказывался, и вот, видимо, пришло время подводить итоги своей жизни, но сделал это он уж очень скромно. Поэтому я решила кое-что добавить, ибо, приглашая участника войны на уроки мужества, я выяснила все подробности его жизни, знакомилась с его документами о наградах, с трудовой книжкой, с фильмами о его поездке на Украину, с письмами из школ. Обсуждаем прочитанные художественные произведения, статьи из газет.

Слово «Надо!» набатом поднимало людей, конечно же, и Федора Арсентьевича, как на боевые, так и на трудовые подвиги и свершения. К боевым наградам (орден Красной Звезды, орден Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другим), прибавились награды за трудовые достижения: «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», знак «Победитель социалистического соревнования», президент Украины наградил медалью «Захиснику Витчизни» (всего 20 медалей).

Привожу дословно первую запись в трудовой книжке в графе «Сведения о поощрениях и награждениях»: «За самоотверженную работу в труднейших таежных условиях, за образцовую дисциплину и достигнутые показатели в труде объявляется благодарность».

Таких записей об объявлении благодарностей и о выдаче почетных грамот – 49. Дважды за успехи в труде занесен на «Доску Почета» Красноярского геологоразведочного управления. В 1969 году занесен на «Доску Почета» Московского института геологии имени Жука. Студенты этого института всегда старались попасть на практику к Петрову, после успешно сдавали экзамены и хорошо работали.

Рабочая репутация Ф.А. Петрова всегда была на высоте. Ему, человеку активной жизненной позиции, было оказано доверие выполнять другие общественные обязанности. Он избирается председателем родительского комитета школы и несет эту ответственность 15 лет. Восемь лет Федор Арсентьевич – депутат поссовета в Новоангарске. Жизнь прожита не зря.

Выросли дети, внучата, получили образование. Растут правнуки. След на земле оставил достойный…

Анна БАЖЕНОВА

(Стиль автора сохранен. В материале использованы главы из книги «След на земле» Ф.А. Петрова).