Главная / главное / Семья Шатровых из Лесосибирска воспитывает 12 детей!

Семья Шатровых из Лесосибирска воспитывает 12 детей!

Супруги Ирина и Сергей в браке родили двух дочерей и волею судьбы обзавелись еще десятью приемными ребятишками, которые стали родными и любимыми.

Ирина Валерьевна родом из села Миндерла Красноярского края. Окончила Ачинский техникум по технологии приготовления пищи. В Лесосибирск приехала по распределению. Работала в столовой Новоенисейска. В 1993 году встретила своего супруга. О том как развивались события дальше, расскажем в интервью.

– Ирина, каким было знакомство с супругом?

– С мужем мы познакомилась случайно. Когда я приехала в Лесосибирск, сразу появились приятельницы, одна из них пригласила меня на день рождения. Туда и Сергей пришел со своим другом. Мы очень понравились друг другу и с тех пор вместе. Поженились, родились дочери – Дарья и Анна. Муж у меня очень творческий и заботливый человек.

– А как удалось создать большую семью?

– В определенный период жизни я перенесла операцию, после которой больше не могла иметь детей, но очень хотела еще сына. Мы с мужем приняли взвешенное решение и на протяжении четырех лет готовили семью к тому, что в нашей жизни появится еще ребенок. Полгода искали по разным детским домам именно «своего» ребенка. Когда я нашла Рому, оказалось, что он не один. Мы даже секунды не сомневались, что нужно забирать всех, потому что не хотелось родных разлучать.

– С какими трудностями пришлось столкнуться, и как семья пополнилась другими детьми?

– Когда мы приехали домой, у детей оказалась хроническая чесотка, она распространилась и на наших девчонок. К счастью, всех вылечили. Как вспомню, жутко становится. Еще и Рома такой маленький, худенький был. Мы его чуть ли не из пипетки кормили. Муж очень помогал выхаживать ребенка.

При этом у детей был статус «ограничение в родительских правах» – это я сейчас знаю, что означает термин, раньше не понимала. После, когда стали взаимодействовать с органами опеки, мы спросили: «Ну как там наши документы?», нам ответили, что у биологической мамы детей уже один положительный акт на столе. Я спрашиваю: «Что это такое?», мне говорят: «Еще два положительных акта, и мы у вас заберем детей назад». Мы были в панике, как так, придется отдать детей? Ведь уже считали своими! Через некоторое время был второй акт на столе, и мы тогда серьезно забеспокоились. В это время я поехала в опеку за какой-то справкой, мне говорят: «Ирина Валерьевна, мы хотим попросить вас взять на полгода еще трех детей, иначе их отправят по разным детским домам. За это время мы подберем им приемную семью». Если честно, я испугалась и совсем не была готова еще других детей брать, так как наши все маленькие ждали дома,  боялась не справиться. А мой муж проявил мудрость и сказал: «Вот сейчас не возьмем этих детей, не поможем, и Ромку отберут».

Мысли разные были. Поэтому мы еще троих в один день привезли домой. Это, представляете, целый дом детей такого маленького возраста, кому год, кому два или три. В августе звонят из опеки, спрашивают: «Ну что вы решили?» А я уже и забыла, что эти дети у нас на полгода, они же стали нас мамой и папой называть. Все, дети домой приехали. Я спрашиваю: «А что там, родители их на путь исправления встали? Нет? А куда их? В детский дом? Нет уж, никуда не отдадим, будем оформлять документы».

– Так в вашей семье появились еще три малыша. Маме такого количества детей точно некогда скучать. Но эта история только о шести детях. Как появились еще четверо?

– Когда я брала детей из первой семьи, среди них была девочка шести лет, ровесников у нее не было, и ни с кем она не могла найти общий язык. Тогда муж решил, что нужно взять девочку близкого возраста, чтобы она могла комфортно себя чувствовать. И начали искать. Мы нашли ее! Все, Ксюша наша! Когда у нас екнуло сердце в отношении ребенка, нам снова повезло: их было четверо с одной семьи, представляете? Мы целый год к ним ездили и на гостевую форму брали. Не смогли разлучить семью, взяли всех четверых! Теперь три семьи вместе, все братья и сестры, никого не разлучили. Сейчас шутим , что один Ромка привел детей в дом.

– У вас бывает время, так сказать, «на себя»?

– Нет никого по отдельности, у нас есть все мы – наша семья! Мы очень счастливы, когда удается съездить на озера Хакасии, на море. Все вместе на Монастырском озере бываем летом. У меня другой жизни нет. Только возле детей. Подружки, конечно, есть, иногда в гости приходят.

– Насколько знаю, вы с супругом любите заниматься творчеством?

– Да, муж очень красиво рисует, я люблю вязать. Много шалей навязала, я их сразу дарю кому-нибудь из нашего окружения. В последнее время увлеклась алмазной вышивкой, редко, но сажусь за изготовление красивой картины.

– Как удается каждому ребенку уделить внимание и проявить заботу, помогают ли дети по дому?

– Многие люди ошибочно считают, что чем больше в семье детей, тем меньше остается у родителей времени на каждого. Но я скажу так: где есть искреннее желание – там и множество возможностей. Стараюсь уделять время каждому ребенку – это самый надежный и верный подход. По 5 часов делаю с ними уроки. Учу их хлеб стряпать, пиццу, чтобы они всегда могли себе приготовить еду. Готовим больше 100 котлет, а вот пирожков штук 200 жарим. По дому помогают, приходится и двор подметать и наводить порядок в своих комнатах. Конечно, порой приходится об этом напоминать, но это, думаю, в большинстве семей так. Это же дети!

– Всем хватило места в доме?

– Дом, конечно, сначала не был приспособлен на такое количество человек. Муж ездил на вахту, зарабатывал деньги, лишь бы создать все условия. Я с ребятишками дома сидела. В общем сделали ремонт, определили всем место.

– Ирина Валерьевна, сейчас самый волнующий момент нашего разговора. Знаю, что у вас начался очень непростой период в жизни.

– Да, у нас заболел самый маленький. Сын, которого мы так хотели, перевернул всю нашу жизнь. Изначально он был очень активным мальчиком. Мы его всячески развивали, ребенок ходил на танцы, лепку, рисование, уроки английского языка. Потом смотрю, ест плохо, бледненький. Я забила тревогу, и выяснилось, что у него лейкоз.

– Это переломный момент в жизни вашей большой семьи. Какой вы нашли выход из ситуации?

– Нас привезли в Красноярск, в краевую больницу, в онкогематологическое отделение. Это как будто из одной жизни в другую. Здесь же я пролежала с Ромой семь месяцев. Два с половиной года шла высокодозная химиотерапия. После этого была еще лучевая терапия и постлучевая энцефалопатия. Это все мы прошли. Чтобы создавать ребенку необходимые условия и быть поближе к краевым врачам, решили с мужем жить на два города, но это так сложно и тяжело дается. Но пока другого выхода нет. Каждые полтора месяца возим сына на лечение.

– Сейчас разработали новые поправки в Конституцию в отношении многодетных семей. Как вы к ним относитесь?

– Считаю, что государство не может быть мамой и папой для ребенка. Все дети должны быть в семьях. Поэтому поддержка семей просто жизненно необходима. У нас уже существует материнский капитал, появились выплаты на первенца, но нужны и другие меры поддержки, например, возможность лечения тяжелобольных детей за рубежом. Если в Конституции будут поправки в поддержку материнства и детства, значит, для нас, многодетных и приемных родителей, появятся законы, которые идут нам навстречу. Есть же ситуации, которые ну просто невозможно решить одной семьей. Допустим, мы, даже если продадим свой дом, на вырученные деньги сможем купить только маленькое жилье в Красноярске. Сейчас из-за болезни ребенка мне постоянно приходится жить там. И откуда ждать поддержку? Только от государства.

– Скажите, а Вы считаете себя современной?

– Да, я стараюсь быть продвинутым человеком. В Интернете зарегистрировалась в социальных сетях и мессенджерах, чтобы быть в курсе всех новостей и также знать, чем интересуется молодежь. Хочу быть на «одной волне» со своими детьми. Я к ним в друзья добавилась, чтобы видели, что мама современная, в курсе всех новинок.

– Вы задумывались над тем, насколько Вы счастливая женщина?

– Вообще я про это никогда не думала. Понимаю, что надо жить ради детей. У меня когда дома шумно – это хорошо, а если вдруг дома тихо, сразу волнение, думаю, где все, почему никого не слышно. Мне очень нравится, когда мы собираемся все вместе, празднуем дни рождения. Самый главный праздник в году – это Рождество. Дети всегда ждут его с нетерпением.

– Чему вас научило материнство?

– Материнство научило меня самому главному – видеть и понимать, что в жизни действительно важно, а что – второстепенно. Дети учатся у меня, я учусь у детей. Материнство – это пожизненная привилегия, похоже, учиться мне предстоит всю жизнь, и это абсолютно бесценно.

Анастасия МЕДВЕДЕВА

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.