Главная / новости / Памяти Юрия Дорогова — легенды шахматного мира из Лесосибирска

Памяти Юрия Дорогова — легенды шахматного мира из Лесосибирска

Ежегодно в апреле шахматный сезон в нашем городе заканчивается двухдневным блиц-турниром памяти Юрия Николаевича Дорогова, чье имя носит городской шахматный клуб.

В этом году международному мастеру ФИДЕ по шахматной композиции, члену Союза журналистов СССР Ю.Н. Дорогову исполнилось бы 80 лет, но уже почти 30 лет его с нами нет. Его имя увековечено в двух энциклопедиях: в Шахматном Энциклопедическом словаре (1989 г.) и в Енисейском Энциклопедическом словаре (1998 г.).

Высокое звание международного мастера ФИДЕ по шахматной композиции ему было присвоено в г. Роттердам, в Голландии на Международном конгрессе по шахматной композиции через несколько месяцев после его смерти, в августе 1991 г., тогда это звание имели всего лишь 17 человек во всем мире.

Я не ставлю целью рассказать о его шахматных достижениях, хочется просто поделиться тем, что человеку из глубокой провинции удалось достичь таких высот. Десятилетним ребенком (он жил в Дудинке) Юра впервые увидел в пионерском лагере шахматы. Увидел и загорелся желанием научиться этому искусству. Что-то он понял, чему-то научился за два лагерных сезона, а когда вернулся из пионерского лагеря, выяснилось, что играть в шахматы просто не с кем. Никто в школе, среди близких знакомых в шахматы не играл, не было никакой практической игры. Тогда Юрий начал решать задачи и составлять этюды, ведь для этого партнер по шахматной доске был не нужен.

Когда-то я наивно его спросила: «А что такое шахматный композитор?» И он мне очень понятно объяснил: «Вот есть композиторы, которые пишут музыку, а другие исполняют ее. Так и в шахматах: я составляю задачи и этюды, а другие решают их». Родители Юрия Николаевича были приемными. Его отец погиб на фронте, в три с половиной года мальчика усыновили Дорогов Николай Федорович и Анна Ивановна Шапочкина (по крови она ему была родная тетя). Отчество «Николаевич» не пришлось менять, родного отца тоже звали Николаем. Анна Ивановна и Николай Федорович заметили глубокий интерес сына к шахматам, выписывали ему шахматные журналы, покупали специальные книги. Потом они легли в основу его прекрасной и значительной шахматной библиотеки.

В 1956 г, уже в 16 лет, Юрий опубликовал свой первый шахматный этюд в газете «Красноярский рабочий» (этот этюд, как и другие документы, награды, фотографии и т. д. хранятся в нашем городском краеведческом музее). Никогда, ни на один день Юрий Николаевич не расставался с шахматами: в дорогу, в командировку брал миниатюрные магнитные; на работе (он работал заместителем редактора газеты «Енисейская правда» и заведующим промышленным отделом редакции «Заря Енисея» в Лесосибирске); дома на его рабочем столе всегда была раскрыта шахматная доска с фигурками, а иногда и не одна. Однажды я решила навести порядок: сгребла все фигурки в шахматную доску закрыла ее, аккуратно все прибрала. Юра увидел и говорит: «Что ты наделала? Там же был мой этюд расставлен! Теперь мне надо все снова начинать с начала!» Больше я таких экспериментов не делала, ни я, ни сыновья шахматную доску не трогали.

До какой степени он был круглые сутки погружен в шахматную композицию, говорят такие факты. Мы с ним оба закончили Енисейский педагогический институт и остались работать в Енисейске. Скоро преподаватели пединститута стали мне жаловаться на то, что при встрече их бывший студент не здоровается. Естественно, я спросила Юру об этом. В ответ он растерянно сказал: «А я никого не видел». – «А о чем же ты думаешь на улице, если никого из знакомых не замечаешь?» И вдруг он говорит: «Я составляю этюды».

Этюды, составленные Юрием Николаевичем, публиковались во всех ведущих шахматных изданиях страны и за рубежом. Он становится участником многих всесоюзных и международных конкурсов по шахматной композиции, двукратным победителем в международных конкурсах в Швеции, откуда в кронах ему дважды присылали призы. Ю.Н. Дорогов – автор более сорока этюдов, вошедших в Золотой фонд мировой шахматной композиции. Любимой его фигурой при составлении этюдов был ферзь, такие этюды считаются самыми сложными, вот почему во многих антологиях по шахматной композиции его называли: «Король ферзевых этюдов». Тогда в Югославии один раз в три года выходил сборник ФИДЕ по шахматной композиции, в котором публиковались этюды и задачи шахматистов всего мира, обязательно участвовавшие в каких-то значимых международных и других конкурсах и получивших награду. У Юры было три таких сборника, в них опубликованы 9 (!) этюдов (они также в музее). В историю международных шахмат вошел один его этюд, над которым он работал 13 лет! Особенно теплые отношения у него сложились с редактором главного шахматного польского журнала «Шахы» господином Русинеком. Они переписывались, однажды редактор попросил для своего журнала для рубрики «В творческой лаборатории» статью о том, как Юрий Николаевич работает над своими этюдами. Статью там опубликовали, выслали авторский экземпляр. Помню, получив журнал, Юра сказал: «Жаль, что не знаю польского языка, насколько точно они перевели мой текст».

В нашем ведущем шахматном журнале «Шахматы в СССР» была рубрика «Поздравляем!». В этой рубрике часто поздравляли лесосибирского шахматного композитора с победами на различных конкурсах. В жизни это был удивительно скромный человек, практически в Енисейске и Лесосибирске мало знали о том, какого уровня это был шахматный композитор. И я была такой же, о гениальности мужа поняла только после его смерти, когда для нашего музея Герман Александрович Умнов, председатель Всероссийской комиссии по шахматной композиции, прислал большую, содержательную и теплую статью (они тоже были хорошо знакомы).

Как-то однажды я снова наивно спросила супруга: «А почему о тебе никогда не напишут в нашей газете?» И услышала: «Нельзя. Неэтично, ведь я работаю в этой газете». Правда, только однажды в местном издании сделали перепечатку из рубрики: «Поздравляем!» из журнала «Шахматы в СССР».

Юру приглашали в качестве судьи Всероссийского конкурса по шахматной композиции в Брянске. Помню, по правилам такого судейства надо было представить судью. Какую замечательную статью написали о нем в Брянской областной газете! По итогам конкурса из Брянска прислали судье почетную грамоту, памятные значки, открытки, сувениры в подарок. Он мечтал стать международным гроссмейстером по шахматной композиции, и, конечно, обязательно стал бы им. Ему надо было бы в сборнике ФИДЕ по шахматной композиции опубликовать еще только 3 (!) этюда, после чего автоматически было бы присвоено это высокое и почетное звание. Но Юра ушел из жизни в 50 лет. Однако заслуги его в мировой шахматной композиции очень большие: ни одна антология, ни один сборник по шахматной композиции теперь без его этюдов и задач не обходятся.

Из-за эпидемии коронавируса очередной блиц-турнир памяти Ю.Н. Дорогова перенесен на более позднее время, скорее всего на осень. Мне хочется пожелать всем участникам городского шахматного клуба больших успехов и такой же преданности шахматам, которую Юра пронес через всю его жизнь.

Ветеранам клуба: Г. Чахлову, А. Баневу, В. Литовке, Л. Колосову, В. Капере и всем остальным – огромная благодарность за оформление клуба, за память о Юре, ведь многие играли с ним, и неоднократно. Большое спасибо.

Зоя ДОРОГОВА

Юрий Дорогов на одном из турниров