Главная / главное / «Как развивался Лесосибирск?»: интервью с одним из старейших жителей города Владимиром Ленчиком

«Как развивался Лесосибирск?»: интервью с одним из старейших жителей города Владимиром Ленчиком

Владимир Григорьевич Ленчик – ровесник Красноярского края. Он родился в 1934 году в далекой Киргизии. Затем жил в Казахстане, а в 1951 году поступил в Горьковский институт инженеров водного транспорта. Через шесть лет молодого инженера и его супругу, с которой учился на одном курсе, отправили в Енисейск. А еще через несколько лет им пришлось переехать в поселок Маклаково.

В преддверии юбилея Лесосибирска мы пригласили Владимира Ленчика на интервью, чтобы узнать, как развивался город, который стал для него родным. Напомним, в феврале 2020 года Лесосибирску исполнится 45 лет.

Лесосибирск мог бы быть больше

– Владимир Григорьевич, как вы оказались в Лесосибирске? Вернее, не в Лесосибирске, а в Маклаково, ведь, когда вы приехали, города еще не было.

– Да, мы переехали из Енисейска за девять лет до образования Лесосибирска. В Енисейске была судоверфь, куда я устроился в 1957 году, а потом из нее сделали лесозавод. Начал работать в производственном отделе и дорос до главного инженера.

В 1966 году меня перевели на Маклаковский комбинат. Там уволился главный инженер, и директор предприятия Виталий Матвеевич Протасов, чтобы закрыть вакансию, провел переговоры с горкомом и забрал меня на свой комбинат. Я сначала сомневался, ведь масштабы предприятий разные: в Енисейске небольшой двухрамный цех, на Маклаковском – три с половиной тысячи работников. Но ничего, со временем освоился.

Примерно в это же время началась подготовка к образованию Лесосибирска, то есть это был длительный десятилетний период. Приняли постановление о создании целого промышленного района по комплексной переработке древесины, это должно было быть на 100% безотходное производство. Были предусмотрены лесоперевалочные базы, лесопильные предприятия, лесохимические производства: ЦБК, гидролизный завод, фанерный завод и другие предприятия.

– Новые лесопильные предприятия появились – ЛДК № 1, Новоенисейский ЛДК. А почему другие объекты не построили?

– А дальше получилось так. Гидролизный завод начали строить за Новоенисейском. Все знают микрорайон «А» – конечная автобусная остановка. Там возле котельной четыре пятиэтажки стоят вкруговую. Квартиры в этих домах как раз предназначались для работников гидролизного завода.

ЦБК планировался дальше – между поселком Байкал и деревней Южаково. И примерно там же – фанерный завод. Работники этих предприятий должны были жить в Лесосибирске. Однако произошла реорганизация министерств. Когда планы строились, был Минлесбумпром – министерство лесной, бумажной и деревообрабатывающей промышленности. А потом появились совнархозы и министерство разделили – деревообрабатывающая отрасль стала отдельно от бумажной. Проект по ЦБК затормозили, следом остановилось строительство гидролизного завода, поскольку предусматривалось, что у них будут общие узловые объекты. Это все происходило в 70-х годах еще до образования Лесосибирска.

Из производственника в чиновники и обратно

– Владимир Григорьевич, я знаю, что вы работали не только на производстве, но и в органах местной власти. Чем приходилось заниматься, будучи чиновником?

– Я работал на Маклаковском комбинате до 1972 года, а затем меня избрали председателем Новомаклаковского поселкового совета. Через год стал заместителем председателя Енисейского горсовета. Дело в том, что кадры для будущего города Лесосибирска готовил Енисейск. И когда новый город появился, всех, кого планировали, перевели в Лесосибирск. Меня – на должность заместителя председателя Лесосибирского горисполкома.

На этой должности в числе прочего мне довелось заниматься строительством взлетно-посадочной полосы. Власти решили, что у молодого города должна появиться возможность принимать самолеты. Ведь Лесосибирску подчинили поселки Стрелка и Подтесово, а они достаточно удалены. Из Енисейска в Стрелку летали самолеты Ан-2. Решили, что они могли бы и у нас приземляться. Авиационные руководители сказали: «Давайте, стройте полосу, и будем решать этот вопрос». Полоса была построена возле «Березок» вдоль Енисея – от реки примерно метров сто. Комиссия, которая прилетела принимать, сказала, что полоса годится, но нужно строить дополнительную инфраструктуру – по сути, аэропорт. Однако строить не стали. Возможно, потому, что с поселками было налажено стабильное автомобильное сообщение – летом благодаря паромам, а зимой через ледовые переправы.

Когда работал в Новомаклаковском поссовете, была большая проблема с благоустройством поселка. По улице Победы из-за грязи сложно было ходить. И вот я стал председателем, пришел на совещание в полуботинках, а все в сапогах и подсмеиваются, мол, «переобувайся в сапоги». Я говорю: «Нет, ребята, давайте вы переобувайтесь, я не хочу». И мы начали «переобуваться». Руководителей предприятий собрал, каждая организация внесла свой вклад, и забетонировали тротуар на улице Победы. Большую помощь оказали Николай Алексеевич Никитин и Владимир Андреевич Насонов, которые руководили строительным управлением «ГЭСстроя».

В органах власти я проработал четыре года, потом опять вернулся на Маклаковский комбинат. Снова работал главным инженером, а затем заместителем директора по строительству. Потом образовалась организация министерства лесной промышленности под названием «Орглестехмонтаж». Она занималась монтажом и наладкой сложного оборудования: котлы, краны, автоматические линии. И в 1980 году я перешел на работу туда. На пенсию вышел в 2001 году.

Хотел бы особо сказать про Маклаковский комбинат. Вы знаете, в советское время он имел высшую производительность в стране на единицу оборудования, то есть на лесопильную раму. На этом предприятии трудились очень опытные специалисты. Это была кузница кадров. В 60-х годах, когда увеличивались мощности Новоенисейского комбината, то с Маклаковского целыми сменами туда переводили работников во главе с мастером. Похожая ситуация была, когда запускали ЛДК № 1. Я, как руководитель, сформировался в большей мере благодаря именно коллективу Маклаковского комбината.

Эпоха большого созидания

– Расскажите какой-нибудь интересный момент из профессиональной деятельности.

– Когда работал на Маклаковском комбинате, я занимался не только производством, но и строительством. Во время одной из командировок в Москву мне неожиданно довелось участвовать в решении вопроса о строительстве ЛЭП Ачинск–Лесосибирск. Это было очень важно для города, потому что в то время каждому предприятию приходилось самостоятельно вырабатывать электроэнергию, было более 40 электроустановок. Заместителю директора Новоенисейского ЛДК Федору Федоровичу Триппелю и мне в срочном порядке поручили разработать технико-экономическое обоснование строительства ЛЭП и дали сутки на это. И вот, сидя в московской гостинице, мы подготовили расчет, и министерство положительно решило вопрос в госплане о финансировании стройки.

– Вы живете в Лесосибирске (а ранее Маклаково) уже более полувека. Не жалеете, что оказались здесь?

– Нет, не жалею. Я жил и работал в эпоху большого созидания, большой стройки. Я встречался с хорошими людьми и многому у них научился. Это Виталий Матвеевич Протасов, Николай Терентьевич Колпаков, Михаил Акакиевич Медведев, Сергей Федорович Петров и многие-многие другие. А с первым председателем Лесосибирского горисполкома Валентином Васильевичем Мещеряковым я начал сотрудничать еще на Енисейской судоверфи в 1957 году. Всех, с кем пришлось работать, вспоминаю с теплотой и благодарностью. 

И отмечу еще одного человека – мою супругу Августину Дмитриевну. Ее не стало два года назад, а три года назад мы с ней успели отметить 60-летие совместной жизни. Вся моя профессиональная деятельность удалась благодаря ее поддержке. Мы же мужики, у нас производство, командировки, дела, а она следила за домом. У нас родились два сына и дочь. Они тоже связали свою судьбу с Лесосибирском, никто не уехал. Дети подарили мне семь внуков и шесть правнуков.

Беседовал Александр САФОНОВ