Главная / главное / Избранный временем

Избранный временем

В свои 78 Михаил Забродский не чувствует себя человеком в возрасте, и его трудовые будни продолжаются

В свои 78 Михаил Забродский не чувствует себя человеком в возрасте, и его трудовые будни продолжаются

Среди тех, кто делал историю Лесосибирского ЛДК № 1, –Михаил Александрович Забродский, человек удивительной судьбы и разносторонних взглядов. Двадцать пять лет отработал он на комбинате, и во многих начинаниях здесь был первым. Сын «врага народа», он не окончил университетов, но жизнь дала ему столько, что с лихвой заменит не одно высшее образование.  Большую часть трудового пути он отработал простым водителем, оставаясь при этом интеллигентным, скромным, очень разносторонним человеком. Наш разговор состоялся в теплый сентябрьский день на даче Михаила Александровича, в маленьком уютном доме, который он  38 лет назад построил сам.

Оккупация и освобождение

«Детство, опаленное войной», — так говорит Михаил Забродский о том отрезке жизни, на который выпали годы оккупации. Когда началась война, ему было всего 5 лет, но детская память сохранила эпизоды, как провожали на фронт солдат, как плакали женщины и отчаянно плясали мужики, зная, какая им уготована судьба. Помнит он, как пришли немцы на их станцию Мышанка в Белоруссии, где жил он вместе с мамой и двумя старшими братьями. В книге воспоминаний о военных годах Василия Козлова «Люди особого склада» описан эпизод подрыва ж/д моста рядом с этой станцией, охранялся он 700 гитлеровцами. Подрыв стратегически важного объекта осуществлялся партизанами дважды.

– Выгнали нас из избы, пришлось нам жить в погребе, – рассказывает Михаил Александрович. – Потом и оттуда выгнали, потому что мы воровали у немцев пищу и свечки. Перешли жить к соседям – тоже в погреб. Потом нас вовсе из деревни выселили. Разрешили взять мешок картошки, который мы погрузили на салазки. И под немецким конвоем колонна, в которой были только женщины и дети, ушла со станции. И так всю войну скитались мы по деревням. То с одной выгонят, то с другой.

Семье Михаила Забродского удалось пережить трудные годы, и их деревни не коснулась участь многих белорусских сел, сожженных фашистами. Когда вернулись они в освобожденную русскими солдатами деревню, избу свою нашли разрушенной. Жили у родственников, пока подросший Михаил вместе с мамой не начали строить собственный дом. Накопили денег, плотники сделали для них добротный сруб. Все остальное легло на плечи будущих хозяев. И пока старшие братья получали профессию в городе, их младший брат – шестнадцатилетний подросток занимался делами, которые не каждому взрослому мужчине будут под силу.

Михаил Александрович вспоминает, что после освобождения вся их деревня была усеяна минами и снарядами.  Их находили даже в 50-е годы, и многие мальчишки с риском для жизни разбирали опасные «игрушки».

– Я научился разбирать немецкие «выпрыгивающие» противопехотные мины, – рассказывает он. – Сейчас в СМИ нередко проходит информация о том, как в зонах боевых действий готовят бомбы и начиняют их проволокой. А у немцев в этой мине находилось 360 шариков, мина выпрыгивала на высоту человека, и шарики разлетались. В таких минах было 500 граммов тола, и мы им глушили рыбу.

Первый трудовой опыт

Его отца, Александра Степановича, арестовывали дважды. Он работал в магазине, но до войны любой человек мог попасть под статью за шутку или некстати рассказанный анекдот. Так в 1938 году без права переписки был осужден и отец Михаила Забродского. Через десять лет лагерей он вернется в семью. Но вскоре его снова арестуют. А закончатся его «хождения по мукам» поселением в поселке Маклаково Красноярского края.

– То, что отец был репрессирован, мне в жизни здорово мешало, – рассказывает Михаил Александрович. – У меня был друг, у которого отец погиб на фронте. Его семье – и льготы, и честь.  А меня, наоборот, называли врагом. И в институт была дорога закрыта, поэтому сразу после школы я начал работать.

Отработал лето на железной дороге, а потом уехал в Карелию, устроился в леспромхоз. Там и началась его «лесная» эпопея, которая лишь на три года  прервалась армейской службой. Навсегда врезалось в память, как на участке в леспромхозе взрослые мужчины валили, кряжевали лес, а они, мальчишки, на лошадях отвозили бревна к озеру. Никакой техники – только лошадиные силы. А бревна еще надо было на волокушу сложить. Эта работа казалась адской. «Лесоповал» – именно таким словом определяет Михаил Александрович годы своей допризывной биографии.

В 1956 году Михаил Забродский был призван в ряды Вооруженных сил. Служил в Архангельске, в мотострелковой дивизии. В армии окончил автошколу, по должности был механик-водитель бронетранспортера. Вернулся на лесозавод, работал шофером в гараже. Первые годы – на самосвале, потом на лесовозе. Больше 10 лет он прожил в Карелии, в небольшом поселке на берегу Ладожского озера. Там женился, и у него родились две дочери.

Рождение комбината

В печати то и дело появлялись статьи о том, что в Сибири, в поселке Маклаково, строится мощный комбинат. Здесь на поселении жил отец, и к нему уже приехал на постоянное место жительства старший брат. Летом в 1968 году, как раз, когда открывался комбинат, Михаил Александрович появился в Маклаково и сразу устроился на ЛДК № 1, в автогараж водителем автомобиля «Урал». На комбинате тогда работали четыре цеха: лесопильный, ремонтно-механический, склад сырья, автогараж. И четыре «Урала», трактора и автокран были выделены на перевозку круглого леса.

– Мы работали в три смены без выходных, – вспоминает Михаил Александрович, – лес с  Енисея вывозили круглосуточно. С одной стороны вытаскивали бревнотасками и штабелевали, с другой – разгружали лебедками. Очень слаженно шла работа – ни минуты простоя. В одном экипаже со мной трудились Борис Кравченко и Петр Семенов, и мы втроем стали хорошей командой, лето отработали без сбоев.

Вывозку леса закончили в октябре. В это время полным ходом шли монтажные работы и наладка лесопильного оборудования в лесоцехе. Перед комбинатом стояла не менее важная задача – обеспечение топливом тепловой электростанции. И тогда эти четыре «Урала» стали привозить отходы лесопиления с Новоенисейского ЛХК. Подбирали горбыль, старые доски и пускали в рубительную машину, которая перерабатывала все это в щепу, служившую топливом для ТЭЦ.
30 декабря состоялся пуск завода. Рамщик лесоцеха Василий Богданов распилил первое бревно. Водитель лесовоза, отвезший от лесоцеха первый пакет – Михаил Забродский. Время выбрало его, на тот момент уже опытного водителя, чтобы навсегда вписать его имя в страницы истории комбината.

Зима в этом году выдалась холодная. Это была первая зима Михаила Забродского в Сибири, но даже по прошествии стольких лет он не помнит столь низких температур в этот период. На ТЭЦ не хватало электроэнергии, поэтому на путях на территории стоял энергопоезд. Директор завода Александр Константинович Золин призывал беречь тепло в цехах. После распила первого бревна прошел слух, что завод не будет работать, и некоторые перешли на Новоенисейский комбинат. Но директор  успокаивал: «Все уладится, мы будем трудиться, пилить, будем строить жилье. Все наши работники получат квартиры». Так и случилось.

А Михаил Александрович никуда не уходил, в феврале на комбинат поступили пять самосвалов. На одном из них работал он вместе с напарником Василием Стацуком. Привозили опилки для ТЭЦ с Маклаковского и Новоенисейского комбинатов.
В феврале запустили первый поток лесоцеха. В июне началась отгрузка экспортных материалов.

– Потом, когда стало тепло, мы меньше возили топлива для комбината, – рассказывает Михаил Александрович. – Уже свои опилки стали поступать на ТЭЦ. Меня перевели на Т-140, на котором я работал раньше, и я был назначен бригадиром смены водителей. Бригадиром отработал несколько навигаций.  Первый год на комбинате отгрузили 17 тысяч кубометров экспортных пиломатериалов. А потом уже стали отгружать 170 тысяч кубометров и больше. На причале работало два–три крана и шесть–семь лесовозов. Жизнь здесь кипела – успевай только лес отвозить!

Не было повода для усталости  

Михаил Александрович и его семья жили сначала во времянке. Потом от ЛДК № 1 получили первую квартиру. Супруга Светлана Яковлевна тоже устроилась на комбинат, где работает и сейчас в бухгалтерии заводского комитета. Подрастали дочери, и мама Михаила Александровича тоже жила с ними. Поселок Маклаково стал городом Лесосибирском. Комбинат развивался, строились новые цеха и здания, расширялся автопарк гаража.

– Вначале у нас было три маленьких автобуса для рабочих, потом их стало с десяток – и больших, – рассказывает Михаил Забродский. – Кстати, первый ЛИАЗ из Красноярска гнали я и мой напарник Василий Стацук. Это было в 1969 году.

Не привык Михаил Александрович сторониться дел общественных, административных, практически сразу возглавил цеховой профсоюзный комитет, состоял в заводском комитете профсоюза. После запуска комбинат еще лет шесть работал в трехсменном режиме, с максимальной отдачей должен был трудиться каждый. Михаил Александрович, которому с детства знакомы и горе, и труд, эти тревожные будни не давали повода для усталости. Город и комбинат росли на глазах. И настроение у людей было радостным. В 1974 году Михаила Забродского наградили орденом Красного Знамени.

В 1988 году ему предложили должность старшего инженера по гражданской обороне. Теперь уже никто не мог придраться к его родословной, поэтому он без проблем прошел учебу при Московском институте повышения квалификации, и потом каждый год безболезненно проходил курсы и все проверки по линии КГБ.

Сегодня не такое, как вчера

Несколько лет Михаил Александрович работал в охране гаражей кооператива ЛДК № 1. Ушел на заслуженный отдых, отметив свое 60-летие. К 45 летнему юбилею Лесосибирского ЛДК № 1 он участвовал в создании фильма о комбинате. Он стоял на сортплощадке, где когда -то вручную тянули цепями доски, и наблюдал, как же все вокруг изменилось. За несколько минут в сознании промелькнули все его годы на ЛДК: первый распил и первая навигация, строительство завода ДВП, первых сушильных комплексов, линий. В далеком 1968 году здесь не было даже забора. И не сразу дорогу покрыли бетоном. А сейчас уже лежит асфальт. Техника по нему движется совсем другая – современная. Убрали одну сортплощадку – стало просторнее. И новый лесозавод вырос совсем недавно. Когда все начиналось, о таких технологиях никто не мечтал.

Но здесь он был первым, и четверть века отдал комбинату. И не поставил точку – три человека из этой дружной семьи трудятся на комбинате. На ЛДК № 1 уже более 25 лет работает зять, муж младшей дочери Елены Юрий Алтухов. Несколько лет назад пришла специалистом по персоналу в заводоуправление их дочь, внучка Михаила Забродского Александра. И, конечно, вместе с главой семьи основателем династии можно по праву считать супругу Михаила Александровича Светлану Яковлевну, которая работает на ЛДК № 1 более 46 лет. Кроме любви к родному комбинату, есть у нее одна большая любовь – любовь к песне. Пела всегда – в хоре, в самодеятельности, на праздниках. И сейчас поет в ансамбле «Сударушка» Дома культуры ЛДК № 1. И свою любовь к музыке передала дочерям. Обе они, Наталья и Елена, получили профессиональное музыкальное образование, трудятся в структуре культуры города.

А у Михаила Александровича трудовые будни продолжаются. Все свое время, с мая по октябрь, он посвящает заботам дачным, связанным с посадкой, уборкой урожая. Все, что есть на участке – дом, баня, летняя кухня, парники – построено им, его руками. Работать с деревом он привык, и душа стремится быть среди природы, леса. Много пройдено километров дорог, а сколько отмерено колесами автомобилей, не сосчитать. Но главный путь его жизни – это путь длиною в четверть века, который состоялся на Лесосибирском ЛДК № 1.

– Вся моя жизнь прошла в труде физическом, – признается Михаил Александрович. – Говорят, что это дает долголетие. Может быть, ведь мне 78 лет, а я не чувствую себя человеком в возрасте. По состоянию души я ощущаю себя, как раньше. И надеюсь, что многое еще сумею сделать.

Елена ПАНФИЛОВА

Среди тех, кто делал историю Лесосибирского ЛДК № 1, –Михаил Александрович Забродский, человек удивительной судьбы и разносторонних взглядов. Двадцать пять лет отработал он на комбинате, и во многих начинаниях здесь был первым. Сын «врага народа», он не окончил университетов, но жизнь дала ему столько, что с лихвой заменит не одно высшее образование.  Большую часть трудового пути он отработал простым водителем, оставаясь при этом интеллигентным, скромным, очень разносторонним человеком. Наш разговор состоялся в теплый сентябрьский день на даче Михаила Александровича, в…

Обзор