Главная / главное / Храня дыхание времен

Храня дыхание времен

На реке Тыя. Именно по этой реке шли казаки-первопроходцы и осваивали территории Сибири

На реке Тыя. Именно по этой реке шли казаки-первопроходцы и осваивали территории Сибири

Год культуры, начавшийся так ярко в нашем городе, дарит лесосибирцам замечательные выставки, незабываемые спектакли, творческие вечера и концерты. Новыми планами наполнена жизнь Лесосибирского городского музея, где каждый экспонат, каждая экспозиция несет в себе дыхание времен и эпох. С директором музея
Сергеем Максимовым мы встретились незадолго до профессионального праздника, который работники культуры отмечают 25 марта.

Сергей Максимов. Родился на Алтае. До 10 лет жил с родителями в селе Маковское Енисейского района, потом — в селе Казачинское. Окончил Красноярский педагогический университет, факультет истории. Там же поступил в аспирантуру, защитил кандидатскую. В 2002 году приехал в Лесосибирск, стал работать преподавателем в технологическом институте на кафедре гуманитарно-социально-политических дисциплин. С 2003 года – директор Лесосибирского городского музея. С 2007 года музей неоднократно становится обладателем краевых и международных грантов. В январе 2014 года Сергей Максимов награжден Благодарственным письмом губернатора Красноярского края за значительный вклад в развитие культуры края.

— Сергей Владимирович, то, чем Вы занимаетесь – это случайность или Вы всегда хотели заниматься чем-то подобным?

— И да, и нет. Быть директором музея я не планировал. Но то, что выбрал именно эту работу, – не случайность. Изучение истории, всех ее событий, закономерностей – сущность моего характера. В школе этот предмет я даже не учил, а вспоминал, потому что в средних классах у меня уже были учебники и карты за 11 класс. После школы целенаправленно шел на историка, исторический факультет.

Уже работая преподавателем в вузе, увидел объявление в газете о конкурсе на замещение вакантной должности директора музея, подготовил все документы, которые требовались для участия в конкурсе. Прошел конкурс – и стал работать. Это была удача – совмещать краеведческую деятельность и науку, я и сейчас преподаю. Но есть возможность совершать экспедиции, отрываясь от работы исследовательской, научной – это уводит от рутины и однообразия.

— С чего Вы начинали свою деятельность как руководитель музея?

— Если честно, в первую очередь, начал с ремонта. В течение года мы занимались модернизацией музея, как в хозяйственном отношении, так и в техническом. Именно в это время в музее появились цифровые фотоаппараты, камеры, компьютеры, и мы стали переходить в своей выставочной работе с опорой на новые технологии.
Начинали с выездных выставок. Время было кризисное, с деньгами не «очень», советский стиль работы посещения музеев в тот период закончился. Получалось, нужно было сделать так: «Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе». Начали мы с того, что приобрели изрядно изношенный «Москвич-шиньон», реанимировали его – и в путь. Стали использовать проектор при выставках, помимо подлинного материала, — мультимедийный. Начинали с такой модернизации – и полностью оснастили музей всем оборудованием, аппаратурой, которая необходима для выставочной деятельности, для создания базы, чтобы проводить исследования. Мы даже такую аппаратуру приобрели, что можем монтировать фильмы, проводить экспедиции с металлоискателем, закупили походный инвентарь, палатки, спальные мешки. Даже мини-электростанции приобрели, чтобы в дороге заряжать аппаратуру.

— Не секрет, что фонды музея пополняются во многом за счет экспедиций, которые Вы проводите. Как случилось, что музей вышел на этот необычный и совершенно новый для него этап?

— Уже в ходе первой экспедиции мы нашли около 1000 предметов. Большую роль в нашей работе сыграл губернаторский грант, который мы выиграли в 2007-м году в числе пяти музеев Красноярскорго края. Вместе с сотрудниками музея разработали проект, который назывался «Наследие предков», суть которого заключалась в изучении истории освоения среднего течения реки Енисей. Его мы расписали в разных плоскостях и выиграли 1 миллион рублей. Сразу же закупили аппаратуру и отправились по маршрутам казаков-первопроходцев от села Маковское до Енисейска. Здесь появилось несколько гипотез, были сделаны свои местные открытия – и эта работа продолжается по сей день.

-Что дает почву для исследований? Общение с жителями, находки?

-Если тема касается 300-летней давности, те вещественные источники, которые мы находим. Главный лозунг археолога: «Мы не ищем предметы, мы ищем объекты через предметы». Осколок горшочка или монетка — по сути дела, не такая ценность, но через нее находим предполагаемый объект – острог, деревню. Предметы – это конечный вариант доказательства, потому что первичная работа начинается с историографии. Я сначала отрабатываю всю базу, все источники по теме. Перед первой экспедицией, пролистав местные архивы, съездил в Москву и даже попал в Российский государственный архив древних актов. Там нашел некоторые документы. И уже, опираясь на гипотезу, составленную на основе документов и своих выводов, ты доказываешь, что примерно здесь располагался острог, а здесь церковь. Кстати, кирпичный фундамент церкви 17 века мы нашли на пригорке реки Кеть, недалеко от кладбища, а церковь, естественно, стояла в центре, огороженная стеной. Это была на то время главная ценность. Если бы сейчас перевести ту эпоху на наше время, в центре острога стоял бы банк. Видите, как меняются ценности?

— Какие еще находки были во время экспедиций?

— Например, в одной из экспедиций мы нашли палаш, который эксперты оценили 9-м веком. А что такое 9-й век? Это становление Киевской Руси, еще не принято христианство. Новгород с Киевом воевал, а мы нашли предмет этого периода в огороде. Нашли личины — это своего рода иконы, амулеты местных аборигенов. Местные шаманы надевали эти предметы, они защищали от злых духов и помогали проникать в потусторонний мир. Две личины с изображением богов нашли возле кладбища. Значит, здесь проходили ритуалы — захоронения или жертвоприношения, или здесь шли отпевания. Время ничего не изменило, и сегодня на том же месте организовано поселение, и кладбище — на том же месте.

— О чем еще рассказывают «молчаливые» свидетели старины? Динозавры жили на нашей территории?

— Однажды мы нашли самый древний источник, который раскрывает историю города, – окаменелое дерево тропического характера. Нашли здесь, в районе бывшего Мачтопропиточного завода, в Енисее. Колода представляет собой значительный объемный объект — полукаменный уголь, полудерево. Так дерево может менять свою структуру в течение времени и превращаться в камень. Провели исследования в Красноярске — дерево тропического характера, относится к Юрскому периоду. Около 150 млн лет оно лежало в реке. И я могу с уверенностью сказать, что в эпоху Юрского периода такие деревья росли на месте нашего города.

Науке всегда нужна четкая зацепка, это не канал РенТВ, где показывают богов, инопланетян и делают умозаключения, не опираясь на источники. Если нет такого предмета — лучше промолчать. А о том, были ли здесь динозавры, можно лишь предполагать, поскольку здесь росли тропические деревья, а останки динозавров находят в Минусинске. Следующий скачок идет к ледниковому периоду, и вот тут уже много находок – бивни и зуб мамонта, берцовая кость северного оленя и рог носорога шерстистого. Это говорит о том, что здесь эти животные обитали с точной долей вероятности.

Далее – аборигены. Находим те же личины, амулеты, предметы быта, наконечники стрел. Кстати, долгое время мужчине было достаточно унизительно идти в бой с ружьем. Считалось, что настоящий воин должен уметь владеть холодным оружием, а огнестрельное – удел плебеев, которые сражаться не умеют. И казаки долгое время не отрывались от холодного оружия — по этим же соображениям.

-Да, были люди в наше время…

— По тем понятиям, настоящий мужчина – это воин, добытчик в семье, это ремесленник. И ему унизительно было заниматься мелочными делами. Ростовщиков вообще считали неполноценными людьми. Дворянин, когда приходил на рынок, ему стыдно было торговаться. Все держалось на других отношениях — и люди морально чище были.

— Кто участвует в экспедициях музея?

-В основном, я стараюсь привлекать энтузиастов со стороны. В 2007-м году у нас сложилась такая команда: я, историк из Красноярска Андрей Мармышев, сотрудник краевого комитета по охране памятников культурного наследия Александр Тарасов, энтузиаст из Маковского, егерь Вадим Корякин. Был и преподаватель истории из Енисейского педагогического училища Руслан Жамалов со своими студентами. А мои студенты начали активно участвовать с 2009-го года. Мы с ними далеко не уходим, в основном занимаемся поисками Моклоковской ( именно так она называлась в 17-19 веках) деревни, острога.

— Ваш самый большой выставочный проект «Моклоковское подворье» — это результат экспедиций?

— Долгое время мы занимались выездной выставочной деятельностью, потому что только она приносила доход. А когда от выездных выставок появился ресурс, стали обустраивать внутреннее пространство. В «Моклоковском подворье» постарались воссоздать элементы Маклаковской деревни 17-19 веков — острог, двор и корабль. Заказали художникам написать картины на историческую тематику, чтобы оживить выставку. Планируем ее модернизировать, оснастить мультимедиа. Хотелось бы организовать здесь детский центр, чтобы игровой момент присутствовал. Мастер-классы проводить – в этом плане тоже ведется работа. Да, рождение выставки – это результат больших экспедиций по Маклаково. Все наши муки и радости, все открытия нашли отражение не только в статьях и публикациях, а еще и в выставочном варианте.

-Как появился электронный вариант книги о городе Лесосибирске?

— Работа над ней началась полтора года назад. Чем больше я узнавал о прошлом нашего города, тем сильнее хотелось поделиться знаниями. Как осваивали нашу территорию? Как деревня превращалась в волостной центр? Почему Маклаково стало индустриальным центром? Почему здесь построили комбинат? Почему построили город именно здесь, а не в другом месте? Ответы на эти вопросы хотелось донести, собрать не просто разрозненные факты, но создать структуру, закономерности развития. Вот в таком варианте я смотрел на историю Лесосибирска. Я ее разбил на несколько периодов: первобытная стоянка, сельскохозяйственная деревня, в феодальные, а потом в социалистические годы. Дальше начинается индустриальный город.

-А как Вы будете доносить книгу до читателя?

— По-разному. Преподавание в вузах, школах — с отделом образования уже идет об этом речь. А взрослые смогут прочитать ее в электронном варианте.

— Как Вы думаете, музеи могут влиять на развитие города?

— Думаю, культура призвана играть роль в формировании имиджевой характеристики города. Наш музей уже начал работать в плане создания имид­жа. Сейчас мы занимаемся оснащением всех площадей: в одном помещении у нас работает выставка «Советская коммуналка», в другом царит атмосфера 17-19 веков, в третьем готовим выставку, отражающую индустриальный период города. Даже кабинеты сотрудников, прихожая – все будет превращаться в выставку. Но самый главный мой замысел – выйти от декорирования внутренних площадей к внешним, экспозиции не должны ограничиваться внутренним пространством здания музея, нужно их выносить на внешний уровень, на фасад здания, на внешние стены, крыши. Внешние стены обустроить так, чтобы каждый кирпичик, каждый предмет в них представлял историю города.

Одна из моих последних работ – проект преобразования внешней стороны города, который уже поддержал отдел культуры и администрация города. Проще говоря- проект озеленения Лесосибирска. Но я предлагаю не просто елки посадить, а создать символ города, характеризующий его имидж. Как в Анталии (Турция) апельсин -символ города. Только у нас посадить кедр, много кедров. И таким образом изменить знаковое символическое пространство внешней стороны города, которое влияет на сознание человека. Тогда каждый подумает: «Это не город губителей леса, это город его созидателей». Внешний фасад города тоже хочется изменить – украсить его статуями деревянного зодчества. Если у Пимашкова был проект – открыть 100 фонтанов, у нас будет – 100 деревянных скульптур!

Сегодня музеи нельзя рассматривать только как хранилище, как это сложилось в 19-20 веках. Сегодня необходимо совершить некоторый возврат к истокам становления музеев, когда они складывались как храмы, посвященные музам, в которых были не только хранилища, но и библиотеки, лаборатории, образовательные учреждения. Одновременно тенденции возврата дополнить современными веяниями: арт-резиденция, культурный кластер как инструмент формирования новой городской среды. Необходимо расширять свои функции — иначе не успеешь за потребностями современности, а следовательно, не будешь выдавать адекватный современности продукт или услугу. В этом и есть миссия музея – не только сохранять прошлое, а через прошлое определять будущее, делать будущее в настоящем.

Елена Панфилова

Год культуры, начавшийся так ярко в нашем городе, дарит лесосибирцам замечательные выставки, незабываемые спектакли, творческие вечера и концерты. Новыми планами наполнена жизнь Лесосибирского городского музея, где каждый экспонат, каждая экспозиция несет в себе дыхание времен и эпох. С директором музея Сергеем Максимовым мы встретились незадолго до профессионального праздника, который работники культуры отмечают 25 марта. Сергей Максимов. Родился на Алтае. До 10 лет жил с родителями в селе Маковское Енисейского района, потом - в селе Казачинское. Окончил Красноярский педагогический университет, факультет…

Обзор

2 комментария

  1. Заинтересовала книга по истории Лесоибирска. Она уже издана? Где можно найти ее электронный вариант?

  2. Елена Панфилова

    Здравствуйте, Ольга!
    Как ответил Сергей Максимов, книга пока находится на доработке. Планируется ее опубликовать к 40-летию города, но, возможно, это произойдет раньше. Информацию о выходе книги мы опубликуем в нашей газете.