Главная / главное / Был призван служить в Чернобыль

Был призван служить в Чернобыль

Антанас Будрис был призван на ликвидацию Чернобыльской аварии в конце октября 1987 года

Антанас Будрис был призван на ликвидацию Чернобыльской аварии в конце октября 1987 года

Тридцать лет назад, 26 апреля 1986 года, на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошла крупнейшая в истории мировой атомной энергетики авария.

В результате страшной трагедии пострадало около пяти миллионов человек, проживающих на территории АЭС, около пяти тысяч населенных пунктов Украины, Белоруссии и России. Более 600 тысяч человек участвовали в ликвидации последствий аварии, среди них были те, кто сегодня проживает в нашем городе. По данным управления социальной защиты населения администрации Лесосибирска, на учете состоят 19 инвалидов вследствие Чернобыльской катастрофы, 5 участников событий по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, 7 семей умерших от последствий радиации ликвидаторов аварии.

Антанас Людович Будрис был призван на ликвидацию Чернобыльской аварии в конце октября 1987 года из города Кайшядорис республики Литва. В те годы он работал старшим инженером по техническому надзору в отделе капитального строительства. Вместе с ним на призывной пункт прибыли семь инженеров-строителей, все они сразу прошли медкомиссию. Им дали два часа на сборы – и в путь.

Свой 31-й день рождения Антанас Будрис отметил в поезде. О месте назначения не было сказано ни слова, но о том, что они едут в Чернобыль, понимали все. Прибыли в Гомель, и уже автобусом их доставили в расположение воинской части Прибалтийских войск.

– Мы меняли тех, у кого рентгены показывали максимальную дозу, – вспоминает Антанас Людович. – Я прибыл на смену своему однокурснику, с которым мы учились в Вильнюсском инженерно-строительном институте. Я увидел его сразу, как вышел из автобуса, после института мы встретились впервые. Он уже отработал свои положенные рентгены и возвращался домой. Уровень радиации здесь проверяли каждый день, и чаще всего людей меняли через месяц–полтора. Известно, что первые максимальные дозы были 25 БЭР (биологический эквивалент рентгена), потом начали ее уменьшать, потому что люди болели и умирали. Я был призван, когда прошло больше года после аварии, и нас комиссовали уже при 10 БЭР.

Еще до отправки в Чернобыль они переоделись в военную форму. По прибытии на место лейтенант Антанас Будрис получил в распоряжение взвод в составе 30 солдат. Сразу прошли инструкции, а утром началась работа. Его взвод трудился на третьем реакторе, расположение полка находилось в 50 километрах от станции. Задачей взвода была окончательная дезактивация реактора и сдача его правительственной комиссии. Отмывали полы и стены дезрастворами. Проводили ремонтные, строительные работы, побелку, покраску.

По дороге на станцию и в процессе рабочей смены приходилось принимать баню и менять одежду 2–3 раза. Когда миновали 30-километровую зону отчуждения, выполнялась санитарная обработка техники, потому что металл впитывает радиацию сильней, чем что-либо другое. Как вспоминает Антанас Людович, технику меняли часто, и порой совершенно новенькие КАМАЗЫ, пропитанные радиацией, отправлялись в могильник, а на смену им присылали другие.

В период ликвидации последствий аварии было запрещено двигаться на транспорте с большой скоростью, разрешалась только безопасная езда – до 30 километров в час. Двигались колонной – его взвод всегда шел первым, а Антанас Людович был старшим в колонне. В ту осень начался сильный гололед, а одной из задач военных была подсыпка дорожного полотна.

– Помню, как впервые нам дали команду – подсыпать дорогу. А где взять эти солевые растворы, песок? – рассказывает Антанас Будрис. – Дали погрузчик, экскаватор – ищи. Поехали, нашли где-то за территорией в 15 километрах чистый песок, заготовили на весь сезон. Сделали большущий отвал, туда ссыпали песок и минеральные удобрения – этим раствором подсыпали дороги и содержали их в соответствии с требованиями безопасности дорожного движения.

Его взвод трудился на пилораме, бойцы ремонтировали технику – в части и в полку работы хватало. В поселке Полесском проводили дезактивацию: срезали деревья по обочинам, мыли кровли, меняли почву (снимали грунт толщиной в 20–25 сантиметров и вывозили в могильники). Могильниками называли полигоны, куда сбрасывались зараженные отходы. Все это утрамбовывалось тракторами и закрывалось толстым слоем грунта. Солдаты и офицеры, которые работали на могильниках, получали в тот период самую большую дозу радиации.

Сказать о том, что было страшно – ничего не сказать. Антанас Людович признается, что особенно гнетущее состояние возникло поначалу. Потом были дни, заполненные работой. Но каждый всегда находился в неведении, какими будут последствия их пребывания здесь, и это вызывало смутную тревогу. В воздухе радиация не чувствовалась, но сама обстановка, сама природа напоминала о том, что здесь творится что-то неладное.

– Я в жизни не видел такие ярко-рыжие сосны и ели, – рассказывает Антанас Людович. – Осенью стоял рыжий сосновый лес, и на деревьях были огромные иголки, которые не опадали. Рядом – поле и высокая-высокая трава. Урожай был не убран, стояли огромные колосья с зерном. Из-за радиации происходила мутация растений. Удивительно, но в запретной зоне оставались люди, которые не захотели покидать свои дома, они держали здесь хозяйство, засаживали огороды и жили своими повседневными заботами.

В декабре 1987 года Антанас Людович вернулся домой. За три месяца его голова стала седой, хотя уезжал на аварию черноволосым. За участие в ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС он награжден медалью «За отвагу».

В нашем городе он жил в детстве вместе с родителями, сосланными во время сталинских репрессий. Потом вернулся с ними в Литву, где окончил школу и институт. Уже после Чернобыля, когда началась перестройка, он принял решение вернуться в город детства. С 1989 года живет Лесосибирске. До поездки в Чернобыль у Антанаса Будриса родилось двое детей, а третий сын Людас появился на свет после аварии, в нашем городе. Людас уже взрослый, работает учителем в гимназии.

Быть жизненно активным в любых условиях – такой позиции Антанас Будрис придерживается всегда, в любых обстоятельствах, даже когда последствия аварии напоминают о себе. Еще в зоне аварии он призывал своих бойцов заниматься спортом, они играли в футбол, волейбол, теннис. Самым главным стимулом для тех, кто испытал последствия аварии на ЧАЭС, считает работу. За годы, прожитые в Лесосибирске, занимался бизнесом, был учителем труда, заместителем директора УПК, специалистом ГорОНО. Сейчас трудится в должности заместителя директора по общим вопросам в Енисейском психоневрологическом диспансере. Это человек, который не позволяет себе такую роскошь, как усталость, занимается общественной работой, является председателем участковой комиссии в своем районе. А когда приходит сезон и появляется время для досуга, с удовольствием едет за грибами или на рыбалку.

Елена ПАНФИЛОВА