Главная / главное / Больше, чем быть художником

Больше, чем быть художником

Николай Казаченко и Надежда Урбанович с юными художниками

Николай Казаченко и Надежда Урбанович с юными художниками

В конце прошлого года отметила свой юбилей преподаватель Новоенисейской художественной школы Лесосибирска Надежда Андреевна Урбанович. Юбилеи продолжаются и в этом году: семьдесят лет исполнится директору школы Николаю Тихоновичу Казаченко и сорок лет, как трудятся в этих стенах в творческом тандеме супруги Николай Казаченко и Надежда Урбанович, члены Союза художников России, работы которых находятся в частных коллекциях в России, Италии, Японии, Америке, Финляндии, Югославии, Швеции и других странах. Наше интервью – с Надеждой Андреевной Урбанович.

– Надежда Андреевна, как вы стали художником? Были ли художники среди ваших близких?

– Нет, не было. Папа очень любил рисовать и хотел, чтобы я получила художественное образование. Мы жили в Новокузнецке Кемеровской области, и папа привел меня первоклассницей в ДК Алюминиевого завода в Кузнецком районе, в кружок рисования. Там занимались вместе разновозрастные дети, и к каждому был индивидуальный подход. Преподаватель Александра Петровна была замечательная, кроме этого, мы всегда учились друг у друга. Выезжали на природу, очень запомнилась мне поездка в Саяны, где мы жили в палатках, рисовали горы. В 70-х годах в нашем городе открылась художественная школа, и меня сразу взяли в третий класс. Первым учителем в этой школе стал новокузнецкий художник Владимир Николаевич Манаков, он был очень добрым, никогда нас не ругал, но потихоньку умел наставить.

Свой первый рисунок – детскую игрушку, петушка–качалку, – я нарисовала, когда пришла в кружок и преподаватели проверяли мои способности. Более серьезные вещи появились позже. Когда училась в 6 классе, мою работу отправили на всероссийский конкурс «Я вижу мир». В этом конкурсе я заняла призовое место и была награж­дена путевкой в «Артек». Так я побывала в Крыму.

Вот такие были успехи. Позднее я окончила Суриковское художественное училище в Красноярске и вышла замуж за своего сокурсника Николая Казаченко.

– Расскажите, как складывалась ваша работа в Новоенисейской ДХШ?

– В 1976 году нас по распределению направили в Новоенисейскую художественную школу, где был директором Анатолий Иванович Лебедев. В 1978 году директором назначили Николая Тихоновича. Было огромное желание заниматься любимым делом, преподавать, писать картины, участвовать на выставках. Сначала отправляли работы на краевые выставки, а дорога до Красноярска была плохая, и вывозить картины порой приходилось на лесовозах, с дровами. Одно время мы приспособились писать на ДВП, чтобы было легче доставлять картины в краевой центр.

Первую медаль школа получила из Германии в 1983 году. А потом награды пошли отовсюду, сейчас в арсенале школы 24 медали из Японии, 33 медали из Германии, 7 – из Чехии, 12 – из Венгрии, 12 – из Украины, 6 – из Белоруссии,4 – из Польши, 1 – из Индии. Школа была участницей международного конкурса в Японии, где получила наивысшую награду Министерства иностранных дел страны, а также золотую, серебряную и бронзовую медали.

У меня состоялись поездки в Дома творчества на Байкал, Горячий Ключ Краснодарского края, в Дом творчества под Москвой («Челюскинская»). Оттуда из 40 художников были отобраны 7 человек, которым предложили поездку на месяц в Югославию. В том числе повезло и мне, из Югославии я привезла целую выставку работ – 40 картин.

В 2000-х годах мы с Николаем Тихоновичем стали лауреатами международного конкурса графики в Волгограде и лауреатами такого же конкурса в Москве.

2015 год был очень богат на успешные выставки. Одна из наших работ участвовала в международном конкурсе живописи во Флоренции. Мы отправляли туда нашу работу, которая называется «Кормильцы», и на родине великих мастеров эпохи Возрождения она заняла III место.

В прошлом году школа стала победителем московского международного конкурса к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Работа ученицы Жени Шестаковой победила, и мы с ней ездили в Москву. Поездка была профинансирована департаментом Москвы.

Юные художники стали дипломантами международной выставки изо­бразительного искусства в Болгарии. Работы наших учеников получили медаль на биеннале 18 международного конкурса «Всегда молодо – всегда зелено» в городе Торунь (Польша), заняли второе место на конкурсе «Черное и белое» в городе Рыбник (Польша).

– Большинство ваших картин – это совместные работы. Когда вы начали работать вместе, и как рождаются такие полотна?

– Мы начали писать вдвоем сразу, как только приехали сюда. Николай Тихонович очень много путешествовал по Ангаре. Я была в отпуске по уходу за ребенком и помогала ему воплощать замыслы. Потом стали участвовать в выставках. Сейчас на краевой профессиональной выставке «Суриковский фестиваль» находятся наши работы. Есть разные выставки, но именно на профессиональную выставку нелегко попасть, там всегда работает конкурсная комиссия. И если наши работы там выставляются, это стоит большого труда и высокого уровня.

Николай Тихонович раньше очень много времени проводил в тайге. Привозил уникальный таежный материал. Я его спрашиваю: «Здесь можно лисичку, лося нарисовать?» И так материал наполняется новыми штрихами, персонажами. Не раз встречал он медведя в тайге. Как-то раз шел с напарником проверить свою избушку в лесу. Вдруг собака начала к ним поближе жаться. И тут выходит медведица. У Николая Тихоновича ружье наготове, но нужно было мирно разойтись со зверем. Тогда Николай Тихонович сделал вид, что он очень сильный и высокий, поднялся на носки и закричал. Ведь он в прошлом – офицер, хороший командный голос имеет. Медведица остановилась, потом попятилась. Напарник в это время достал топор, ружье-то было одно на двоих. А медведица пятится, рычит на них. Тогда он опять на нее закричал, и медведица побрела прочь. У нас есть картина, где охотник стреляет в медведя. Хорошо, что на самом деле этого сделать не пришлось.

В том, что мы работаем вдвоем, нет ничего странного. И вдвоем писали художники, и целой мастерской. Кукрыниксы вообще втроем работали. Как подбирают по совместимости космонавтов, так и здесь должна быть совместимость. На почве творчества у нас разногласий не бывает, и, в общем, работа получается намного сильнее. Вдвоем материал довести до высокого уровня намного легче. Это как груз тащишь в гору – у каждого своя роль.

– Вы участвовали в создании иллюстраций для книги Сергея Максимова «Лесосибирск: вчера, сегодня, завтра». Расскажите об этой работе.

– Было написано пять больших совместных картин для городского краеведческого музея, множество иллюстраций, отражающих исторические события освоения среднего Енисея. Николай Тихонович вместе с Сергеем Владимировичем Максимовым ездил в экспедицию в Маковское, по местам, где останавливались первопроходцы. Собрано было колоссальное количество материала. Нужно было углубиться в каждую эпоху, до мелочей донести историческую правду. В енисейском краеведческом музее пришлось изучать много документов – чтобы и одежда, и оружие, и обстановка тех времен соответствовали истине. Мы сделали иллюстрации, панораму, где как с самолета смотришь на Маклаковскую деревню. Здесь тоже необходимо было передать точные факты, вплоть до того, что посчитать количество домов, которые там находились.

Сергей Максимов летом 2013 года собрал экспедицию, а до Маковского летом по тайге на простом автомобиле не проедешь. Добирались на тракторе «Беларусь», и то он опрокидывался, вытаскивали его лебедками. А представляете себе, как казаки там выгрузились и как тащили снаряжение через болота и тайгу, чтобы поставить там острог? А сколько разных открытий было сделано при изучении материала! Казалось бы, намного проще было казакам идти по степям, но они шли по тайге, потому что по степям было опасно из-за того, что жили там сильные племена киргизов. А потом, когда построили казаки крепости, постепенно подчинили племена остяков и тунгусов.

Наши места, несмотря на то, что мы находимся в середине Сибири, очень богаты удивительными историческими событиями. Когда ребятам рассказываешь, что на этом месте была тропическая саванна, росли пальмы и ходили динозавры, они не перестают удивляться. Здесь были мамонты, и это подтверждают найденные окаменелости и каменные стрелы. И мы все это отразили в книге, в наших иллюстрациях.

Сейчас мы эту работу продолжаем, работаем над периодом 1930–1960 годов двадцатого столетия.

– Вы являетесь одновременно и художниками, и педагогами. Как удается это совмещать?

– Если посмотреть биографии художников, многие из них педагоги. Репин был педагогом, Серов, Поленов, Коровин. В нашей профессии очень важна стабильность, и преподавание в этом помогает. Другое дело, не всегда педагог может быть художником. Тут у нас получилось. И удалось воспитать настоящих художников. Многими нашими выпускниками мы гордимся. Так, Андрей Меркулов – член Союза дизайнеров России, Андрей Гетте – заслуженный архитектор России, Вера Петухова – иллюстратор детских книг, Виктория Гренделис была главным архитектором Лесосибирска, Наталья Василишина – искусствовед художественного музея Харькова, Карим Шарафутдинов – дизайнер Новоенисейского ЛХК, Мария Казаченко – член Союза художников России, стажер отделения живописи Российской Академии художеств, Динара Мухутдинова – преподаватель Красноярского художественного института, Елена Матвеева, Елена Егорова, Татьяна Колотова – преподаватели нашей Новоенисейской художественной школы. И очень много других выпускников состоялись в жизни и творчестве.

Отмечу, что огромную роль в учебном процессе играет оснащение. У нас хороший компьютерный класс, кабинет графики, есть итальянский печатный станок, линогравюрный станок. Хорошая материальная база и интеллектуальный педагогический потенциал – все это направляет воспитанников к получению знаний, к победам в выставках и конкурсах.

– «Поэт в России больше, чем поэт», – написал Евгений Евтушенко. Можно ли сказать так же о художниках?

– Я думаю, это просто красивая фраза, и необязательно в ней должна быть истина. Творческий человек сам по себе может быть не только поэтом, художником или музыкантом. Взять хотя бы Гете, который получил юридическое образование и отработал 4 года юристом. Потом ушел в литературу, параллельно занимался живописью, увлекался театром. Был министром финансов при короле, при этом изучал биологию и сделал много открытий в этой области. То же самое можно сказать о тех талантах, которые родились в России: Ломоносове, Грибоедове, Радищеве, Пушкине и многих других. Другое дело, когда художник должен отвечать за политические моменты и отражать их. Я думаю, что художника нельзя мерить только политическими мерками, но вне политики он быть не может. Мы же свои взгляды в этом плане отражаем в наших картинах на историческую тематику.

Елена ПАНФИЛОВА