Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Лесосибирск
23 июня, ср
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Лесосибирск
23 июня, ср

В борьбе с огненной стихией

29 апреля 2016
1
[caption id="attachment_20487" align="aligncenter" width="620"]Заместитель начальника Федерального государственного казенного учреждения «12 отряд федеральной противопожарной службы по Красноярскому краю» подполковник внутренней службы Зуфар Якупов Заместитель начальника Федерального государственного казенного учреждения «12 отряд федеральной противопожарной службы по Красноярскому краю» подполковник внутренней службы Зуфар Якупов[/caption] Когда бушует огонь, для этих людей не существует иных ценностей, кроме спасения жизней и имущества, быстрой ликвидации очагов возгорания. Раньше их называли пожарными, а теперь к этому слову добавилось более емкое – спасатель. Спешить на помощь, выручать из беды по долгу службы им приходится едва ли не каждую смену. А потом возвращаться домой, в свои семьи – и снова идти в огонь, с водой, – и жить неразлучно с этими двумя стихиями. Вот уже 27 лет живет в этих двух стихиях Зуфар Хамидович Якупов – заместитель начальника Федерального государственного казенного учреждения «12 отряд федеральной противопожарной службы по Красноярскому краю» подполковник внутренней службы. В его послужном списке есть только ступени профессионального роста и даты назначений. Но нет количества пожаров, в ликвидации которых он участвовал, практически всегда входя в огонь самым первым. За 27 лет у него их более тысячи. – Зуфар Хамидович, было ли в детстве желание стать пожарным? И что явилось той отправной точкой, с которой был дан старт Вашему предназначению? – Я никогда не думал, что буду именно пожарным, но всегда имел какой-то внутренний настрой – связывалась моя судьба с человеком в погонах. Рос, как все мальчишки, сорванцом – то в лес за шишками, то на рыбалку, занимался вольной борьбой, легкой атлетикой. Учиться любил, школу окончил с похвальной грамотой. С профессией пожарного был знаком не по фильмам и рассказам – мой отец Хамид Мустафеевич отработал в пожарной охране 20 лет, был старшим инструктором, водителем пожарного танка. Я проявлял большой интерес к профессии и часто просил отца взять меня с собой на пожар. Видел, как работают пожарные в огне, как спасают людей, сам был в команде «Юный друг пожарной дружины», поэтому уже в детстве понимал все тонкости этой службы. Когда окончил школу, хотел связать себя с военной структурой – поехал поступать в летное училище. Но вовремя не пришли документы, а других намерений у меня в то время не было. Пошел работать токарем на ВСГС, специальность получил еще в школе, на УПК. Сходил в армию (служил в роте разведки войск стратегического назначения). Вернулся, и тогда возникла у меня мысль пойти работать в пожарную охрану. В августе 1989 года в звании сержанта, которое я получил в армии, меня приняли пожарным военизированной пожарной части № 34 по охране ЛДК № 1. Город тогда защищали только объектовые подразделения, все они имели свою пожарную охрану и район, за который они отвечали. – Помните первые дни на работе, первые пожары? – Подготовку я прошел быстро и успешно, был допущен к тушению пожаров и работе с аппаратами. Первый пожар был трудный. Горел строительный вагончик, и в огне погиб монтажник. Мы вошли туда втроем, включили аппараты и, пробиваясь через огонь, искали его. Нашли в конце вагончика. Один из нас оказался не готов вытаскивать обгоревшего человека, тем более погибший был ростом больше двух метров. Пришлось нам, молодым пожарным, решать вдвоем эту задачу. Тросом обмотали стену, вырвали ее и за счет этого вынесли погибшего. Это был первый случай, когда я видел смерть в огне, собрал всю волю и выполнил задачу. Но даже сейчас, по прошествии многих лет, не могу хладнокровно относиться к трагедии на пожарах. Всегда думаю: это чья-то жизнь, чья-то судьба, чьи-то родственники, родители, дети. По-прежнему с болью отношусь к гибели людей, будь это бомж или успешный человек. Особенно тяжело, когда гибнут дети. Запомнился пожар в Новоенисейске, где вместе с мужчиной сгорели трое ребятишек. Мы их вынесли и пытались спасти, но было уже поздно. Но многих удавалось вынести из огня живыми или вернуть к жизни. – Какие ступени служебного роста прошли, работая в этой службе? – Довольно быстро, в течение года, я стал старшим пожарным, далее – командиром отделения, через три года – начальником караула. Думаю, что это одна из ключевых должностей в нашей службе. Человек, который работает и с руководством, и с личным составом. Он первым прибывает на пожар, первым дает команды, насколько быстро он среагирует, организует эвакуацию людей, от этого зависит исход пожара. Начальником караула я мог стать раньше, в 90-м году мне предлагали пройти обучение на звание офицера. Но я уже учился заочно в технологическом институте, поэтому отказался. Но потом прошел курсы в Омском учебном центре, окончил учебу с отличием, стал младшим лейтенантом и начальником караула. В 2000 году мой начальник части Сергей Юрьевич Стряпухин возглавил отряд государственной противопожарной службы в Лесосибирске. Хотя я не очень удобный работник и всегда вступаю в полемику, он меня вызвал и предложил стать его заместителем. Тогда мы еще работали в системе МВД. В дальнейшем нас передали в систему МЧС. Далее мои пути-дороги складывались так: в 2004 году в городе создали управление ГО и ЧС, я перешел заместителем начальника службы пожаротушения по Лесосибирску и был оперативным дежурным по городу в звании капитан. В 2005 году назначен начальником службы пожаротушения, а в 2009 году начальник отряда Сергей Юрьевич Стряпухин предложил вернуться на должность заместителя отряда. – Что больше всего вызывало тревогу, когда выезжали на пожары? – Проработав немного, я уже был старшим в звене, а это значит, шел первым и отвечал за людей, которые идут за мной. В плотной задымленности ты не видишь даже собственные руки, а выйти нужно там, откуда зашел. Любое ЧП может привести к гибели всех. Главное, вывести ребят из задымленной зоны, сохранить в полном составе. И выполнить поставленную задачу. Приоритеты – жизнь людей, спасение. Идем – перекликаю, трогаю на ощупь каждого. И хотя мы все в одной связке, я должен чувствовать, что у меня они все за спиной. Потерять кого-то из личного состава – это всегда вызывало чувство тревоги. – Какие пожары запомнились особенно? – За 27 лет службы я принял участие в тушении многих пожаров. Их более тысячи. Страшные пожары были на ЛПК в 90-е годы, когда шести-восьмиметровые бревна раскидывало на несколько сотен метров. В стране был хаос, много криминала. Нужно отдать должное предприятиям города – мы снабжались от объекта, поэтому всегда было топливо, средства пожаротушения, пожарные получали зарплату. Запомнился пожар на Абалаковской перевалке. Еще до возгорания днем я был в этом доме с обследованием, потому что он считался пожароопасным, и ребятишки что-то пытались там поджечь. Я запомнил, что там на кровати лежала старушка-инвалид. А вечером произошел пожар. Я приехал первым, визуально помнил, где находилось это окошечко, возле которого лежала старушка. Какая-то женщина кричала, что у нее ребенок на втором этаже. Я бросился на помощь, но в дыму уже услышал, что ребенка спасли. Тогда я побежал туда, где находилась старушка. Угадал окошко, разбил его, женщину нашел, она пыталась ползти в сторону выхода, но потеряла сознание. Тут в комнату проник начальник караула, и мы вместе ее вынесли из огня. Женщину реанимировали, и она осталась жива. И таких случаев, когда интуиция помогает спасти человека, очень много. В позапрошлом году весной был большой пожар на Новоенисейском комбинате. Горели цех сушки, реечный цех, столярка, подштабельные места. Огонь уходил на склад готовой продукции, загорелась ТЭЦ. Тушили его при шквальном ветре, все силы были сосредоточены в очагах возгорания. Ликвидировали где-то за 5 часов. За этот пожар все отличившиеся участники, в том числе и я, были представлены к медали «За отвагу на пожаре». На пожаре в Новоенисейском ЛХК я был руководителем тушения, а когда в 2003 году случился пожар на складах готовой продукции ЛДК № 1, – участником. За него мне дали знак «Участнику ликвидации ЧС». Отработав в нашей службе долгое время, я всегда чувствую, сложный пожар или нет. Боевая одежда у меня всегда рядом, хранится в сумке в шкафу – если пожар сложный, я надеваю ее  – и еду руководить тушением пожара. – Сегодня на вашу службу возложено много задач, все ли они выполнимы? – Думаю, что, имея то оснащение, личный состав, подготовку, структуру и кадровый потенциал, мы готовы выполнять все задачи, поставленные перед нами. В городе замечают, что обновляется наш парк и на пожары выезжает новая техника. На нас сейчас возлагается реагирование на любые происшествия, связанные с угрозой для жизни людей. Большая работа личного состава проводится по реагированию на ДТП. Вместе со скорой помощью и ГИБДД выезжаем в числе первых. Наш личный состав деблокирует людей, которые зажаты, оказывает первую доврачебную помощь. Растаскиваем технику, освобождая проезды, ликвидируем разлив легковоспламеняющихся жидкостей и опасных веществ. Еще до того, как мы вошли в структуру МЧС России, не отстранялись от помощи жителям в любых чрезвычайных ситуациях. Когда приходили женщины и говорили, что кормилица-корова провалилась в старый прогнивший погреб, работники пожарной охраны никогда не отказывали в помощи. Наши крепкие ребята делают подкоп и на стропах поднимают бедное животное наверх. В некоторых случаях используем пожарные машины. И раньше, и сейчас мы выезжаем и прикладываем максимум усилий, чтобы сохранить имущество. Вот только такие сообщения, как «спасите кошечку, она залезла на дерево», я не люблю. Еще ни разу в жизни не видел, чтобы хоть одна кошечка умерла на дереве. А вот накидываются и царапаются они крепко, они же не понимают, что их пришли спасать. Но приезжаем, снимаем кошечек. Люди попадают в такие ситуации, когда умудряются засунуть руку в батарею и не могут вытащить, приезжаем, когда дети засовывают пальчик в гайку или в другие отверстия, когда кто-то не может снять кольцо. Совместно с медиками оказываем помощь по вызволению человека из трудной жизненной ситуации. Мы очень плотно работаем со школьниками, проводим мероприятия на противопожарную тематику. Так, сегодня встречаемся с ребятишками из школы-интерната, покажем им на месте, как работает наша техника, дадим примерить спецодежду. Ребятишки с трудной судьбой, хочется, чтобы в голове у них что-то позитивное появилось, мировоззрение поменялось. Большая работа проводится по привлечению жителей города в добровольную пожарную дружину. Но пока что профессионализма, потенциала и техники у нас достаточно, чтобы тушить пожары силами наших профессионалов. Я люблю с ними работать, каждого из них уважаю, и буду продолжать с ними совместно трудиться. – Как относятся Ваши близкие к тому, что Вы выбрали такую непростую профессию? – Родители гордятся и всегда переживают. Приеду в гости, а тут сообщение – и я убегаю. Жена, Гульнара, всегда поддерживает. Мы поженились, когда я был простым пожарным, и вместе шли к моим успехам в службе. Она понимала, поддерживала, ждала. Дети всегда говорят с гордостью, кто у них папа. На родительские собрания всегда прихожу я: папа поговорит с учителем, и все будет хорошо. Теперь у меня уже внучка растет. Мое хобби – это строительство. Раньше строили дом родителям, теперь – себе. Все так же, как в детстве, люблю охоту, рыбалку. Правда, охочусь непрофессионально, больше прогуливаюсь и отдыхаю на природе. Моя детская мечта сбылась. Я стал человеком в погонах с определенными обязанностями, подчиненный Уставу и исполнительской дисциплине. И я благодарен за это судьбе и своим родителям. Елена ПАНФИЛОВА
Редакция "ЗЕ"
Комментарии
Комментарии